Навигация по сайту

Навигация по сайту

Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Заикание


Заикание — распространенный невроз, при котором страдает непрерывность, плавность речи вследствие возникновения судорожных движений в мышцах, принимающих участие в акте речи. Все прочие — неречевые — движения этих мышц у заикающихся выполняются совершенно нормально. Это расстройство стоит, таким образом, близко к профессиональным дискинезиям.
а) Симптоматология и течение. Начинается заикание обычно в возрасте 4—8 лет. Мальчики страдают нм чаще, чем девочки (70 и 30%). Болезнь проявляется непроизвольными судорожными задержками во время речи, из-за которых говорящий многократно повторяет одни звук или не может вовсе начать речь. Судороги возникают чаще перед началом слова, реже — посреди его, но всегда только на согласных звуках. Дрожание голоса, наблюдающееся иногда у очень пугливых субъектов на гласных звуках, ничего общего с заиканием не имеет. При волнениях речь значительно ухудшается. Отдельные звуки произносятся даже тяжелыми заиками хорошо, расстройство проявляется только при сочетании звуков в слова, что отличает заикание от косноязычия, являющегося именно литеральным дефектом.
Судороги могут совершенно отсутствовать или быть значительно слабее при некоторых формах речи, например, при пенни, декламации, шепоте, при шуме, речи наедине, при игре на сцене. Описаны случаи, когда сильно заикавшиеся лица, выступая на сцене, говорили так свободно, что у зрителей не возникало и мысли об их недостатке. Демосфен, страдавший тяжелейшим заиканием, добился, как известно, того, что произносил свои речи совершенно плавно, но при этом он всегда подражал Периклу голосом, дикцией и жестикуляцией. Маска Перикла была необходимым условием успешного превращения беспомощного заики в покоряющего оратора. Факты подобного рода ярко подчеркивают место психогенного фактора в этиологии, патогенезе и лечении заикания.
Повторение слов и фраз вслед за говорящим (отраженная речь) удается больному сравнительно легко. Кроме судорожных движений в мышечном аппарате речи (локальных судорог, относящихся к первичным явлениям заикания), при выраженном заикании имеют место и более распространенные содружественные движения произвольной мускулатуры лица, туловища и конечностей, изменение ритма, силы и глубины дыхательных экскурсий, которые должны якобы облегчить заикающемуся акт речи. С этой же целью, а также для того, чтобы несколько скрыть тяжесть дефекта, больные вставляют в свою речь много лишних слов, которые произносятся ими легко, вроде: «вот», «как его», «это», «так сказать» и т. п.
Заикающиеся испытывают страх перед разговором, особенно боятся некоторых «трудных» звуков. Интересно, что эти «трудные» звуки иногда быстро меняются. Больной, который до сего времени испытывал затруднение на звуках п, м, к, вдруг замечает, что он не в состоянии выговорить слово с начальной буквой в.
Психическое состояние больных обычно угнетенное, они тяжело переживают свой дефект. Окружающие нередко своим отношением к больному способствуют нарастанию депрессии. Заикающийся, пытающийся силой или с помощью различных «вспомогательных» движений, «облегчающих» словечек и звуков как-то исправить или замаскировать дефект речи, то и дело подвергается насмешкам, брани. Плачевные результаты такого варварского отношения к больному обычно скоро сказываются ухудшением расстройства речи и душевного состояния больного.
Протекает заикание весьма различно. Появившись в дошкольном периоде, оно может довольно быстро прекратиться. В большинстве случаев болезнь принимает хроническое течение, ухудшается в школьные годы и достигает наивысшего развития в юношеском возрасте. Постепенно выступают вторичные явления болезни, связанные с невротической реакцией на дефект речи, безуспешным стремлением преодолеть или, по крайней мере, замаскировать его. После 24—25 лет заикание большей частью начинает ослабевать. В зрелом или, тем более, в пожилом возрасте заикание — большая редкость.
б) Этнология и патогенез. Начало заикания нередко связывается с отрицательными эмоциями (испуг, горе, обидные насмешки, неполадки в родительской семье и др.), перенесенной острой инфекцией, механической травмой, упадком питания, переутомлением. Может иметь значение также подражание кому-нибудь из окружающих. Несомненно, однако, что все перечисленные факторы способны вызвать стойкое заикание только у детей, предрасположенных к такому расстройству речи. Как и при других неврозах, существенное (часто решающее) значение имеет тип нервной системы (невропатическая конституция). Нередко отчетливо выступает роль одноименной наследственности.
По вопросу о патогенезе заикания высказывались самые различные взгляды. С позиций патофизиологии высшей нервной деятельности заикание рассматривается как следствие нарушения правильного взаимоотношения процессов возбуждения и торможения в деятельности речедвигательного анализатора. Возникнув однажды, дефектная речь связывается прочными патологическими условными рефлексами с определенными ситуациями.
в) Диагноз. Заикание надо отличать от чрезмерно быстрой «пулеметной» речи (tachylalia, battarismus), при которой нет ни речевых судорог, ни задержек, ни страха перед речью. Субъекты с «пулеметной» речью нередко встречаются в семьях заик. Тикозные подергивания, иногда напоминающие судороги при заикании, не связаны с актом речи. При афтонгии перед речью или во время разговора возникает тоническая судорога в мышцах языка. Этот логоневроз встречается очень редко. Страха речи у больных нет. Судорога выражена в одинаковой степени при всех формах речи. Истерическое «заикание» отличается от настоящего заикания тем, что возникает оно обычно у взрослых людей, страдающих истерией, под влиянием какого-нибудь сильного переживания и довольно хорошо поддается суггестивной терапии.
г) Лечение. Комплексная терапия заикания должна иметь в виду лечение невроза, лежащего в основе дефекта речи, и воздействие на само заикание. Чаще всего заикание связано с психастенией или с невротическими состояниями, близкими к ней, с выраженной навязчивостью. О лечении общих неврозов было сказано выше. Для воздействия на дефект речи необходимо прежде всего объяснить больному, в чем сущность и каковы причины угнетающего его страдания. Больной должен понять и проникнуться убеждением, что никакой органической патологии у него нет, что основную роль в патогенезе болезни играет психогенный фактор, в частности, страх речи, тревожное отношение больного к каждой попытке говорить как к эксперименту, почти наверняка осужденному на неудачу. Надо внушить больному веру в возможность исцеления. Хорошо рассказать ему о роли в его дефекте патологических условных рефлексов, если культурный уровень больного позволит ему понять соответствующие физиологические рассуждения. От пациента надо потребовать, чтобы он старался говорить не спеша и только тогда, когда содержание речи уже продумано.
На первое время больному рекомендуют, по возможности, не разговаривать вне часов занятий в течение 8—10 дней, чтобы дать отдых аппарату речи. Во все время лечения необходимо избегать волнующих разговоров. Молчание и ограничение пользования речью должно содействовать угасанию патологических рефлексов со стороны речи на ситуации, ставшие условными раздражителями для заикания. Чтобы воспитать нормальную речь, больному предписывают гимнастику речи: утром и вечером он должен, будучи одни в комнате, в течение 10—15 минут читать по книге вслух самому себе знакомый текст — стихи (в начале курса лечения) или прозу (позднее). Читая наедине, больные обычно не заикаются, таким образом, больной привыкнет к тому, что он может произносить слова и фразы, не заикаясь. Можно проводить с больным упражнения в отраженной речи (больной повторяет за врачом или его помощником тексты различной трудности). Основное место в лечении логоневроза занимает психотерапия. Последняя проводится в форме убеждения и внушения в бодрственном состоянии. Много реже применяется гипноз — главным образом для того, чтобы освободить больного от страха речи.
Наряду с этим проводится, конечно, и общеукрепляющая терапия. Специальное лечение заикания осуществляется в школьных логопедических пунктах, в логотерапевтических кабинетах психоневрологических диспансеров и детских поликлиник. Работа логопеда имеет своей задачей обучить заикающегося замедленной и плавной речи. Проводится она под общим руководством врача-психоневролога. Очень важны групповые занятия с использованием декламации, чтения вслух, пения, шепота и других форм речи. В некоторых городах (Москве, Ленинграде, Харькове) имеются специальные стационары для лечения особенно тяжелых форм заикания.
д) Профилактика. Общие мероприятия по предупреждению неврозов. Правильная постановка воспитания и обучения в семье, дошкольных учреждениях, школе. В детских садах и школах надо требовать от воспитанников спокойных и неторопливых ответов. Родителям, воспитателям и учителям надо самим всегда показывать пример четкой и выразительной речи. При появлении первых признаков заикания ребенка следует показать врачу-психоневрологу. Родителям необходимо всячески остерегаться фиксировать внимание ребенка на дефектах его речи, тем более заставлять ребенка повторять неудачно сказанное слово, чтобы добиться правильного произнесения его. Самое лучшее, что могут сделать в таких случаях старшие в семье, это игнорировать неудачи в речи ребенка, «не замечать» их и ограничиваться только требованием разговаривать не спеша. Врачу не надо торопиться с диагнозом: заикание. В преддошкольном периоде, когда у ребенка аппарат речи еще не вполне окреп, возможны «атаксия речи» и другие дефекты ее, которые проходят бесследно по мере роста ребенка. В таких случаях от врача требуются только мероприятия по профилактике заикания, в частности предупреждение натрогении.