Навигация по сайту

Навигация по сайту

Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Действуйте в темпе собственного организма


Когда мы все-таки прислушиваемся к своему организму, то часто понимаем, что он просит нас успокоиться, замедлиться и расслабиться. Начни мы действовать в темпе собственного организма, то поняли бы, что он лишь просит нас жить так, как нам действительно хочется. Как нелепо, что для того, чтобы жить так, как мы хотим, нужна смелость.
Я уже приводила слова Кирпала Сингха о том, что, для небес больше душ теряется не столько из-за непосредственного греха и зла, сколько из-за чувства долга перед землей. Мнимые требования наших обязанностей обычно принуждают нас игнорировать наше истинное призвание, причем нередко - до конца нашей жизни. Один из моих наставников по аюрведе, д-р Васант Лад, учит своих студентов, что понимание того, что мы зашли в тупик, становится началом ясности. Если мы умеем отличать то, что нам действительно надо делать, от того, что мы делаем по привычке, и начинаем делать небольшие шаги в том направлении, в котором зовет нас наша душа, у нас есть все возможности попасть туда, куда нам действительно хочется.
Осознав корень проблемы, мы можем начать изменяться. Нередко, когда мы прислушиваемся к организму и отвечаем соответственно, делая один небольшой шаг за другим, жизненный путь становится яснее. И проще.
Ниже приводится подлинная история, написанная мне женщиной — высококвалифицированным хирургом — о ее глубоком погружении в западную медицину с одновременной потерей здоровья, о ее поиске истоков здоровья и в конечном счете о восстановлении здоровья. История передается почти без изменений и печатается с ее разрешения. Это — рассказ о жизни, в которой отражено все, о чем говорится в моей книге: что амбициозность, хотя и приводит к каким-то положительным достижениям, но может привести и к хроническому стрессу, неизменно повышающему уровень кортизола в организме. Что это ослабляет иммунную и эндокринную системы и вызывает застой ци. Что после 35-летнего возраста эти нарушения начинают проявляться все сильнее, поскольку у нас неуклонно сокращается выработка иньских половых гормонов, уравновешивающих янские гормоны стресса. Что замедление и питание полноценными продуктами способствует восстановлению здоровья. Что не менее врача, вправляющего кости, полезен и компетентный специалист по восточной медицине, помогающий нам разработать соответствующий нашим индивидуальным потребностям режим, включающий в себя правильное питание, физическую нагрузку и прием лекарственных растений. И что, в конечном счете, если жизнь кажется трудной, важно изменить ее.
Дорогая д-р Уэлч,
Недавно я была на Вашем семинаре «Перемены в женском организме» и извлекла для себя большую пользу из Вашей мудрости. По образованию я - западный врач, хирург, и двадцать лет проработала в этой области. Хочу кратко поведать Вам свою историю, потому что она непосредственно связана с тем, о чем Вы говорили на протяжение почти всего семинара! Я чувствовала себя живым свидетелем всего, что Вы описывали.
Вероятно, Вы знакомы с нагрузкой учебной программы западной хирургии, и мне не надо распространяться об этом. Скажу лишь, что мне приходилось бежать на каждый второй ночной вызов после хирургической интернатуры, а в оставшиеся от пяти лет учебы годы — на каждый третий. Свою хирургическую ординатуру я закончила в 31 год и поступила на факультет Гарвардской медицинской школы, преподавала, вела научную и клиническую работу. Последующие пять лет я работала обычно по двенадцать-четырнадцать часов в сутки и часто делала обходы больных по выходным. Поскольку я оперировала людей на поздних стадиях рака, дни операций были длинными и изнурительными, а сами операции длились часто больше восьми часов. Перед самым 36-летием я родила своего первенца. Роды были долгими и тяжелыми, пришлось делать кесарево сечение. Я кормила малыша грудью до девяти месяцев. Три месяца я сидела с ним дома, а потом вышла на работу на три с половиной дня в неделю, урезав таким образом свой рабочий график до 40-45 часов в неделю. На работе я сцеживала молоко и замораживала его. Помню, как одновременно - с гарнитурой от диктофона на голове — диктовала оценки состояния пациентов, обедала и откачивала грудное молоко. Через два года и один трансконтинентальный переезд я родила второго ребенка и уже через четыре месяца приступила к новой работе.
Второго ребенка я кормила грудью одиннадцать месяцев. В тот вечер, когда я прекратила кормить, я впервые более чем за двадцать месяцев выпила бокал вина. (Я никогда много не пила, самое большее — один, ну, может быть, два бокала вина в месяц.) И той же ночью я несколько раз просыпалась от сильной подложечной боли и кровавой рвоты (рвотные массы в виде «кофейной гущи», кровотечение верхних отделов желудочно-кишечного тракта). На следующий день анализы показали, что у меня довольно низкий уровень лейкоцитов в крови, анемия, высокий уровень билирубина и холестерина. Мне назначили прилосек (ингибитор протонной помпы) и сукралфат. Проведенная через два дня эндоскопия показала, что у меня гастрит, а биопсия выявила эзофагит. Коллеги-гастроэнтерологи сказали, что теперь мне все время придется принимать лекарства. Меня регулярно мучила изжога, иногда будившая меня по ночам, и сильно упало либидо. Экзема, которая началась еще до рождения первого ребенка, вернулись теперь с полной силой, выражаясь красными, зудящими очагами, выступающими на сгибах. Кроме того, возобновились аллергии (которые были у меня еще в детстве, но не сильные), особенно мучая меня весной и осенью.
Я объясняла себе это переездом и новым для меня климатом и начала прием антигистаминов, назальных стероидов и иногда, когда заложенность носа была особенно сильной, принимала судафед. С помощью назальной эндоскопии я следила за тем, как выглядят у меня ткани носа и горла. Они были хронически бледными, отечными и рыхлыми. Кроме того, у меня появился влагалищный зуд и молочница, которые перешли в хроническую форму. Стоило только мне вылечить одно, как начиналось другое. Я применяла комбинированную терапию из монистата вагинально, спринцевания и нистатина, который перестал действовать, и я перешла на более сильный дифлюкан («одноразовую» таблетку), который мне иногда приходилось принимать всю неделю, чтобы избавиться от молочницы. В щитовидной железе развился узловой зоб, который биопсия определила как коллоидный.
Мне было сорок лет, моя мать болела раком яичников в последней стадии, который обнаружили у нее в 45 лет. Она умерла от него тем летом в 59-летнем возрасте. В последний год ее жизни я каждые шесть недель ездила к ней через всю страну, а она лежала дома, прикованная к постели. Я была измучена, деморализована и убита горем. Через четыре дня после ее смерти мы с отцом почтили ее память небольшой церемонией и поехали по автомагистрали между штатами, и он заснул за рулем. Автомобиль вылетел с дороги, пролетел над оврагом и перевернулся, а его крыша придавила мне голову. Помню, как у меня перед глазами вертелись верхушки деревьев, а затем я ощутила так называемый симптом «электрического тока» Лермитта, бегущего вверх-вниз по позвоночнику к пальцам рук и ног. За доли секунды в полете я ощутила тот отрыв, когда передо мной быстро пронеслась вся моя жизнь, и мне была дана возможность решать, жить ли мне дальше. Это было очень сильное переживание. Отец отделался ушибами, а меня с фиксатором шейного отдела позвоночника отправили на «скорой» в больницу. Я узнала, что у меня компрессионный разрыв четвертого грудного нерва и повреждение в основном «мягких тканей» спины от середины грудного отдела позвоночника до затылка. Через несколько дней я вернулась домой, и мой младший ребенок, который едва начал ходить, подошел ко мне в аэропорту. Поскольку я не могла поднять руки и мучилась от сильной боли, мне не удалось поймать его, и он ударился головой о бетон и получил контузию с небольшими судорогами, из-за чего нам пришлось срочно отправить его в больницу на компьютерную томографию (к счастью, обошлось без кровотечения).
Разумеется, что тогда я уже дошла до ручки. Меня мучила сильная физическая и эмоциональная боль, и я не думала, что смогу перенести что-то еще. Я начала четырехмесячный курс антидепрессантов (не желая принимать никакие наркотические обезболивающие), но прекратила его, потому что из-за него у меня начались головные боли и бруксизм Iскрежетание зубами] во сне. На работе я взяла трехмесячный отпуск и хотела лечиться у хиропрактика и иглотерапевта, когда хирург-ортопед из Института позвоночника сказал мне, что поскольку я все же могу дотянуться до пальцев ног, значит у меня все нормально, и никакое лечение мне не требуется.
Через три месяца я вернулась на работу, но каждую неделю ходила на массаж и продолжала ходить к хиропрактику. Осенью у меня развился бронхит, с которым я боролась несколько месяцев. Когда мне в глаз нечаянно попала слюна моего простудившегося ребенка, у меня начался конъюнктивит. При этом в течение недели полностью было закрыто правое веко, а перед глазами возникла как бы пелена. Мой терапевт в то время повторно обследовал меня на аллергию и отметил у меня выраженную реакцию (посредством кожного и радиоаллергосорбентного тестов) на почву, деревья, растения и растительную пыльцу. Я не видела никаких улучшений, как и никакого приближения к нему, а мои врачи продолжали пичкать меня лекарствами (ингибиторами, противогрибковыми препаратами, антибиотиками, антигистаминами, стероидами местного действия, противозастойными средствами, различными глазными каплями, а теперь еще и антидепрессантами).
И я решила, что с меня довольно, и что должен быть какой-то другой путь. Для начала я обратилась к йоготера-певту, и он порекомендовал мне некоторые позы, которые я могла выполнять. За весьма длительный период занятия йогой превратились для меня в ежедневную практику... У меня все еще был «вдовий горб», но теперь я могла поднимать руки более, чем на девяносто градусов! Я сократила число проводимых операций, участвуя лишь в тех, что длились не более двух часов. Пройдя ALCAT (нестандартный тест, определяющий реакцию лейкоцитов на разные антигены), я получила ответ 4+ на кандиды, что на этот раз не удивило меня. Это также объясняло причину столь низкого уровня лейкоцитов у меня! Временами абсолютный уровень лимфоцитов и абсолютный уровень нейтрофилов опускались у меня значительно ниже нормального.
Я не знала, кому верить, и поняла, что механистический и узкоспециализированный подход западной медицины для меня не работает, и что я должна слушать лишь свой организм, позволяя ему говорить мне, в чем он нуждается. Осенью 2000 года, после некоторых поисков, я начала свою первую «безаллергеновую» диету... то есть, в течение трех месяцев ела в основном рис, овощи, бобовые и немного животных белков — все органическое, никаких денатурированных продуктов, вообще никакого сахара, никаких продуктов брожения и т.д. (Кофеин я не употребляла уже десять лет.) В первые две недели я пережила довольно серьезный синдром отказа, особенно от сахара, сопровождавшийся значительной кожной сыпью.
Затем мне стало несколько лучше, и я продолжала практиковать йогу. Ho я поняла также, что мне надо работать со стрессом и своей реакцией на стрессоры в моей жизни. Поэтому в сентябре 2001 года я решила совсем уйти с работы (странно, но мой первый «свободный» день пришелся на 9/11) и посвятить все время оздоровлению себя. (В начале 2003 года я вновь вышла на работу на один день в неделю.) Я продолжала вести свои «нестандартные исследования» и поняла, что проблемы с холестерином и рецидивами фиброзной кисты в груди связаны у меня, вероятно, со слабостью печени, а печень, скорее всего, испорчена всеми теми противогрибковыми средствами, которые я принимала. Кроме того, я поняла, что хронически низкий уровень лейкоцитов (посмотрев свои анализы периода работы в медицинской школе, я увидела, что он уже тогда был низким), пристрастие к сахару, усталость и т.д. объясняются, вероятно, истощением надпочечников. Мы переключили бассейн на заднем дворе на морскую воду, установили в доме водяные фильтры и дехлоризаторы и стали есть как можно больше органической пищи, а из своего рациона я исключила большую часть животного белка, лишь изредка позволяя себе рыбу и курятину.
Разбираясь в проблеме дальше, я решила, что мне надо проверить гормональный уровень и концентрацию кортизона... как я сказала, я начала думать, что у меня может быть некоторое истощение надпочечников. Поэтому я нашла натуропата и попросила проверить у меня уровень прогестерона, эстрогена, DHEA и кортизола (в слюне). В качестве первоочередного лечения я начала во вторую половину своего цикла применять крем с биоидентичным прогестероном, потому что у меня были перегружены, хотя и не совсем еще истощены, надпочечники. Я делала это около трех лет, чтобы изменить ход вещей. Высокая концентрация кортизола (и перевозбуждение иммунной системы) хотя бы отчасти объяснили мне причину усиления аллергических симптомов, хронической молочницы и низкого уровня лейкоцитов. Из-за хронической бдительности моей иммунной системы она реагировала на все.
Я спросила у своего йоготерапевта, не знает ли она что-нибудь об очищении организма, и куда я могла бы пойти, на что она предложила мне несколько вариантов. Разобравшись более детально, я решила, что следует обратиться в Аюрведический институт в Альбукерке, и весной 2002 года пошла на свою первую панчакарму. Благодаря изменениям в питании я чувствовала себя значительно лучше, но у меня по-прежнему был низкий уровень лейкоцитов, гастроэзофагеальный рефлюкс и т.д., а также иногда молочница и все еще высокий уровень холестерина, особенно ЛНП. Во время первой панчакармы я почувствовал себя изможденной, каждая складка на теле покрылась ярко-красной сыпью, и началась буйная влагалищная молочница. Я докончила панчакарму, и к тому времени, когда я уходила, эти симптомы прошли.
Вернувшись домой, я две недели сидела на назначенной диете и чувствовала себя лучше, чем за последние двадцать лет! С тех пор я раз в год прохожу панчакарму, а мой рацион построен по аюрведическим принципам для моей конституции.
Итак, вступая в период менопаузы, я на протяжение двух последних лет постепенно осваивала все это наряду с ежедневной медитацией и в довершение добавила, наконец, ежедневную пранаяму и один час спокойных упражнений йоги. Я несколько раз в неделю катаюсь на велосипеде, работаю в саду и каждый день гуляю с собаками. Работаю я раз в неделю, обучая в операционной работающих в больнице врачей, и медленно, очень медленно, осваиваю дистанционные курсы по аюрведе. В качестве мер борьбы со стрессом я теперь пишу стихи и рисую. По-моему, основная роль во всем этом принадлежит уму и моей реакции на стрессоры, главным образом моим методам преодоления их. Я внимательно проанализировала то, как я пыталась справляться со стрессом, и освоила новые способы, которые служат мне лучше.
Кроме того, я хожу к иглотерапевту-травнику, который раз или два в месяц проводит мне сеансы иглоукалывания. Он же дал мне и средства для улучшения сна на основе лекарственных растений, применяемых в традиционной китайской медицине. Также два раза в месяц я хожу на массаж, а год назад практически каждый день начала делать абхъян-гу, особенно осенью и зимой.
Как Вы говорили на своем семинаре, я всегда «шла напролом», но это больше не срабатывает. (Между прочим, я вижу, что у некоторых из моих коллег — женщин моего возраста, - которые продолжают идти напролом, развиваются аутоиммунные болезни от истощения кортизола: тяжелая миастения, лимфоматозный тиреоидит, тиреотоксический экзофтальм, облысение — лишь некоторые из них.)
Итак, пока еще у меня возникает небольшая экзематозная сыпь на участках, которые я называю для себя индикаторными, и появляется усталость перед самым циклом и во время него, особенно если у меня был напряженный месяц или если я поем шоколада или что-нибудь из пшеницы. Когда я говорю «шоколад», то имею в виду не плиточный шоколад, а одну-две клубнички в шоколадной глазури.
Уровень лейкоцитов у меня теперь в норме; ЛНП, («плохой» холестерин), упал до 40-50, а ЛВП, («хороший» холестерин), равен теперь 86! Уровень С-реактивного белка у меня очень низкий, никаких аутоиммунных антител щитовидной железы и нормальный уровень гормонов щитовидной железы. Примерно раз в год я могу простудиться, но не сильно, и простуда быстро проходит... а раньше я простужалась по пять или шесть раз в год и надолго.
Я считаю, что состояние после смерти матери и авария, в которую я попала, были невероятными дарами для меня... чтобы встряхнуть меня и помочь мне услышать свой организм, ведь ему так многому надо было научить меня! С другой стороны, слушая собственный организм, я смогла понять много того, что не понимала как врач западной медицины... [например] серьезную аллергию у взрослых, хронические синуситы, детскую молочницу, хроническую усталость, повышенную чувствительность ко многим химикатам и многое другое, включая растущее число аутоиммунных болезней, особенно у женщин. Я не осуждаю западную медицину... и сама первой согласилась бы на вправление кости или удаление селезенки, будь у меня внутренние повреждения, полученные в автомобильной аварии. Ho я знаю теперь, что из-за своих ограничений и механистичности она может нести вред. Благодарю Вас за то, что снисходительно выслушали мой рассказ.

История этой женщины вызывает у меня чувство глубокого уважения к ней. Ее упорство и настойчивость в неотступном поиске средств улучшения здоровья и самой жизни достойны подражания.
Последние научные исследования показывают, что организм обладает замечательной способностью начинать исцеление -причем намного быстрее, чем мы когда-то думали, — если мы исправляем те факторы жизни, которые часто вызывают хронические болезни. Такие истории, как рассказ этого врача, демонстрируют, что интеграционная медицина может существенно изменить наше здоровье и самочувствие, и показывают, что изменения эти могут быть весьма быстрыми.
Прорывы в медицине не всегда заключаются в разработке новых препаратов, сложного оборудования или процедур. Сегодня мы стоим на пороге прорыва, сопряженного с простыми изменениями в питании, образе жизни и поведении.